ooolink.ru игровые автоматы играть бесплатно и без регистрации и смс.
Кузмин теоретик эмоционализма Зарождение Абстрактного искусства Психологическая теория цветовой гармонии

Курс лекций техники живописи

Обрабатывают льняное масло и соленой водой. Для этого нужна стеклянная банка с краном для слива, расположенным у дна. Можно пользоваться также бутылкой с отрезанным дном и вставленным в горлышко краном, применяемым в химической посуде. В посулу наливают масло на 1/3 объема и вдвое больше 5-ти процентного раствора поваренной соли. Содержимое тщательно взбалтывают и выставляют на солнце. Под действием солнечных лучей масло сгущается, а соль свертывает белковистые вещества, находящиеся в масле, которые осаждаются. В течение года раствор соли заменяют от 3 до 5 раз. После обработки воду сливают. Масло нагревают до температуры 200° в течение 10 минут для выпаривания остатков воды ,и обесцвечивания красящих веществ, находящихся в масле.

Американская живопись 70-х возвращается к фигуративности.

В живописи 80-х видят едва ли не полный «возврат к эстетике реалистического искусства». Однако, несмотря на возвращение традиционных форм, от портрета до исторической и жанровой живописи, ничто из появившегося в предыдущие десятилетия не исчезает. Преодолена не абстракция, но ее канонизация, запреты на фигуративное искусство, на «низкие» жанры, на социальные функции искусства.

При этом стиль абстрактной и абстрактно-фигуративной живописи приобретает отсутствовавшую прежде мягкость – обтекаемость объемов, размытость контуров, богатство полутонов, тонкие колористические оттенки (ср. работы Е.Мюррей, Г.Стефан, Л.Риверса, М.Морли, Л.Чезе, А.Бялоброда). Не исчезает полностью и жесткий стиль; он отходит на задний план и продолжает существовать в творчестве геометристов и художников-экспрессионистов старшего поколения (Х.Бухвальд, Д.Ашбауг, Дж. Гарет и др.).

Европа. К концу 1950-х в обновленном виде абстрактное искусство возвращается из Америки в Европу (вместе с художниками возвращавшимися из эмиграции). Один из первых послевоенных французских абстракционистов, воспринявших уроки американской живописи, – П.Сулаж. Его не лучшие работы напоминают экспрессивные абстракции Ф.Клина. Работы Г.Хартунга ближе к первоистоку европейской абстракции – Кандинскому.

В числе европейских художников, самостоятельно пришедших к абстракционизму в послевоенные годы, Ж.Фотрие, Ж.Матье, Ж.-П.Риопель, Дж.Капогросси, М.Эстев, А.Ланской, С.Поляков, Р.Биссьер и Ж.Базен.

В 1950 в Париже появляется первая мастерская, в которой художники Ж.Девань и Э.Пиле учат молодежь избавляться от реалистического видения, создавать картину исключительно живописными средствами и использовать в композиции не более трех тонов, так как «цвет определяет форму» (надо стремиться к тому, чтобы найти точный цвет).

В начале 50-х абстрактные композиции создает А.Матисс.

В начале 50-х во Франции становится популярна «лирическая абстракция» Ж.Матье. Ему принадлежит высказывание, которое отражает новый подход к искусству: «Законы семантики действуют по принципу инверсии: поскольку дана вещь, для нее подыскивается знак, если дан знак, он утверждает себя, если находит воплощаемое». То есть сначала создается знак, потом подыскивается его смысл. В классическом искусстве смысл ищет воплощения (первично означаемое).

Полицентричное состояние художественного пространства предполагает автономное существование сильной творческой личности, которая сама в состоянии утвердить свой индивидуальный стиль, метод, направление (напомним, что в 50-е годы еще работали крупнейшие мастера первого эшелона авангарда – А.Матисс, А.Дерен, Ж.Брак, П.Пикассо и др.).

Первые выставки американской живописи в Париже организуются в начале 60-х, самая представительная, «Искусство реальности» (1968), развернутая в Гран-пале, была посвящена целиком абстрактному американскому искусству.

Американское влияние на европейское искусство приходится на годы холодной войны. В эти десятилетия горизонтально организованная демократическая структура жестко противостоит вертикально организованной коммунистической.

В СССР: Абстрактное антинормативное искусство – в немалой степени из-за его отторжения в СССР – становится символом свободного творчества, которое противостоит фигуративному нормативному «социалистическому реализму». В годы холодной войны централизованная структура – не обязательно левая или правая – для интеллектуала ассоциируется с идеей подавления личности. На государственном уровне воплощением идеально организованной структуры являются противостоящие друг другу гигантские военные монстры, угрожающие гибелью всему живому. (С 1930-х годов официальная художественная линия в Стране советов - социалистический реализм. Информации о том, что происходит за пределами государства, поступала в очень скудном количестве. Тем не менее, советские художники знали (те, кто хотел знать) отчасти о том, что происходит на Западе. К 1960-м годам складывается неофициальная линия художественной жизни, этих художников называют нон-конформистами. Многие из них обращаются в той или иной степени к абстрактной живописи, зачастую не столько из непосредственного интереса, сколько из чувства протеста против государственного строя, и в частности государственной политики в художественной сфере. С «перестройкой» (1990-ые) границы были открыты. - И стало ясно, что Россия находится в стороне от событий мирового художественного процесса.)

При этом стиль абстрактной и абстрактно-фигуративной живописи приобретает отсутствовавшую прежде мягкость – обтекаемость объемов, размытость контуров, богатство полутонов, тонкие колористические оттенки (ср. работы Е.Мюррей, Г.Стефан, Л.Риверса, М.Морли, Л.Чезе, А.Бялоброда). Не исчезает полностью и жесткий стиль; он отходит на задний план и продолжает существовать в творчестве геометристов и художников-экспрессионистов старшего поколения (Х.Бухвальд, Д.Ашбауг, Дж. Гарет и др.).

Чтобы видеть нужен свет. Ньютон был первым, кто на основе научного эксперимента показал сложную взаимосвязь света и цвета. Из его опытов стало известно, что ощущение цвета зависит от того, какого рода световые лучи действуют на глаз, и что обычный белый солнечный свет равен сумме всех цветов: «…лучи, если выражаться точно, не окрашены. В них нет ничего другого, кроме силы или предрасположения к возбуждению того или иного цвета».

Однако сила обычного представления о раздельном существовании света и цвета была настолько велика, что открытие Ньютона было не сразу и далеко не всеми. Даже в 19 веке многие крупные ученые, и в особенности философы и художники, относились к нему скептически. Гегель, например, считал дурным и ложным представление, будто свет состоит из различных цветов.

Попробуем разобраться, как мы видим и, тем самым, помочь себе научиться управлять зрительным восприятием.

 Итак – любое восприятие есть также и мышление, любое рассуждение есть в тоже время интуиция, любое наблюдение – также и творчество. А каждый человек видит и слышит только то, что понимает и отвергает то, что не понимает.

 Часто считают, что глаз похож на фотокамеру. Однако существуют совершенно не сходные с камерой признаки восприятия. Глаз снабжает мозг информацией, кодирующуюся в нервную активность – цепь электрических импульсов, которая в свою очередь с помощью своего кода и определенной структуры мозговой активности воспроизводит предметы. Это как буквы при чтении, символы не являются рисунками. Никакой внутренней картинки не возникает! Для мозга это структурное возбуждение и есть предмет.

Равновесие психическое и физическое.

 Обсуждая вопрос о влиянии местоположения объекта на его восприятие, мы неизбежно сталкиваемся с фактором равновесия. С точки зрения физики равновесие – это состояние тела, в котором действующие на него силы компенсируют друг друга. Данное определение относится и к перцептивным силам. Как и всякое физическое тело, каждая имеющая границы визуальная модель обладает точкой опоры или центром тяжести. Для чего нужно равновесие в создании образа? Несбалансированная композиция, будь то рисунок, расстановка мебели, подбор одежды или цветов и линий макияжа и прически, выглядит случайной, временной. Когда отсутствует спокойствие и ясность, у нас создается впечатление разрушения или неаккуратности. Например, одежда клоуна – красное и голубое, делящее тело пополам – и фигура кажется нелепой, хотя обе половинки туловища и их физический вес равны. Можно с полной уверенностью сказать, что отсутствие равновесия приводит к невозможности восприятия единого целого.

Содержание предмета, а в нашем случае это человек, представляет нечто большее, чем просто внешнее очертание. Не случайно говорят, что всякий облик есть форма некоторого содержания.

 Фигура и фон. Для создания приятного для наблюдателя образа, необходимо помнить, что мы постоянно имеем дело с фигурой или «пятном» на фоне.

 Поверхность, заключенная в пределах определенных границ, приобретает статус фигуры, тогда как окружающая ее поверхность рассматривается как фон. Поверхность, обладающая меньшей площадью, тоже часто становится фигурой. Важными факторами, оказывающими влияние на феномен фон – фигура, являются текстура, цвет, расположение, объем. Например, части, расположенные внизу, имеют тенденцию быть ближе к зрителю, т.е. имеют больший вес, а значит, чаще всего оказываются «фигурой» на более легком фоне.. Это же относится и к цвету: коротковолновые (холодные) цвета, находясь «дальше» от объекта, чем длинноволновые (теплые), прежде всего красный, чаще смотрятся фоном, чем фигурой. Выпуклости обычно воспринимаются фигурами, а вогнутости – фоном.

Радужная оболочка пигментирована, в ней встречается широкий набор цветов. Окрашенный пигмент создает «цвет глаз личности», представляющий особый интерес для поэтов, влюбленных, генетиков и визажистов. А главная задача цвета радужки состоит в том, чтобы быть достаточно светонепроницаемой и служить эффективной преградой перед хрусталиком. Глаза, лишенные пигмента (альбинизм) плохо приспособлены к яркому свету.

 Зрачок не имеет никакой структуры, это отверстие, образованное радужной оболочкой, через которое свет проходит к хрусталику, а затем к сетчатке уже в качестве изображения.

Светотень. Световой поток, исходящий от источника, падает обыкновенно не на одну, а на множество разнообразных поверхностей, расположенных под разными углами друг к другу и по отношению к лучам света. В результате возникает весьма сложная картина распределения света и теней. Светотень, распределившаяся по поверхности одного предмета, служит основным средством объемно-пространственной моделировки формы. В зависимости от распределения светотени предмет может выглядеть плоскостным или объемным. Основным при корректировке лица в декоративной косметике является знание местоположение теней и света на «идеальном» лице и умение при сравнении с тенями и светом на модели их исправления.

Ахроматические цвета. Белый свет с точки зрения физики представляет собой световой поток, состоящий из волн различной длины. Различные поверхности встречают падающие на них лучи света с разным «гостеприимством»: одни поверхности, например, поглощают коротковолновые и отражают длинноволновые лучи, другие – наоборот. При таком избирательном поглощении световых лучей поверхность, как мы говорим, приобретает определенную окраску, цвет. Но есть поверхности, которые более или менее равномерно поглощают и отражают лучи всех длин волн. Такое неизбирательное поглощение создает серые поверхности. Чем больше будет поверхность не избирательна, т.е. безразлично к длине волны, отражать световых лучей, тем она будет белее, и наоборот, чем меньше, тем чернее.

Постоянство белизны. Явление константности цвета или света сводится к тому, что, не смотря на непостоянство и изменчивость получаемых сетчаткой глаза световых сигналов, в восприятии мы получаем более или менее постоянный образ, соответствующий реальному объекту.

Белый лист бумаги воспринимается белым, и в слабо, и в ярко освещенном помещении. Эта константа существует для всех цветов. Есть некая аналогия между постоянством восприятия белизны и восприятия величины размеров – мы не замечаем перспективных изменений видимых размеров предмета, когда они находятся далеко от нас, и ясно видим их уменьшение их на большом расстоянии.

Согласно современным воззрениям, спектр образуется потоком лучей с разной длиной световой волны. Если поток состоит из лучей, имеющих одну длину, то он – монохроматический. Теоретически световой поток, состоящий, допустим, из лучей, имеющих длину волны в 637 нм, вызывает иное ощущение цвета, чем поток из лучей в 638 нм. Однако глаз не реагирует на столь незначительное изменение в волновом составе излучения, и практически считается монохромный поток, который содержит различные лучи в пределах плюс, минус 10 нм. Но с таким спектральным цветом в действительности мы дела не имеем. Обычно глаз получает смешанные потоки, состоящие из волн различной длины. Ощущение красного или синего цвета определяется лишь преобладанием в потоке того или иного пучка лучей с соответствующей длиной волны. И чем больше лучей одной длины волны, тем чище цвет. Чем больше примесей, тем грязнее и тусклее цвет. При определенной смеси лучей всего спектра, т.е. всех длин волн, мы получим серый цвет.

В известной мере насыщенность зависит и от цветового тона. Цвета чистых красок (спектральные) тоже обладают разной насыщенностью. Желтый наиболее насыщен, а красный и синий менее. При разбелевании желтая краска дольше сохраняет свою желтизну, чем другие. Если учесть, что при разбелевании красного мы получаем розовый, который, становясь светлее, приобретает холодный оттенок, то можно сказать, что с изменением светлоты и насыщенности происходят некоторые изменения цветового тона.

Живописные лаки представляют собой 30 - процентные растворы смол в пинене, за исключением копалового лака, где копаловая смола растворена в льняном масле. Выпускаются следующие виды лаков, применяемые как добавки к масляным краскам: мастичный, даммарный, фисташковый, акрил-фисташковый и копаловый. Лак мастичный - 30-процентный раствор смолы мастике в пинене. Мастичный лак может служить не только в качестве добавки к краскам, но и протиркой промежуточных слоев при послойной живописи, заменяя в этом ретушный лак. Применяют мастичный лак и как покрывной для масляной и темперной живописи.
Техника живописи различных мастеров Итальянская фреска